Калужская Ассоциация Фитнеса Калужская Ассоциация Фитнеса, КАФ, бодибилдинг в Калуге, фитнес в Калуге, Орифлэйм Калуга, тренер по фитнесу в Калуге, спортивное питание в Калуге, Питание для спортсменов в Калуге, Oriflame Калуга

Такой глянцевый целлюлит

В роликах они одеты в спортивную одежду Nike, но рассказывают не о компании Nike, а о своей любви к собственному телу.

«Я слежу за собой, – бодро говорит героиня, – хожу в спортивный зал и стараюсь держать свое тело в тонусе, но моя задница не становится от этого меньше. На самом деле мне это не нужно – моя большая, роскошная попка – это секретное оружие, побеждающее мужчин». Попка демонстрируется действительно выдающаяся, а девушка настолько обаятельна, что можно забыть еще о паре десятков лишних килограмм.

[b]Улыбайтесь. Just do it. [/b]

Остальные ролики сняты в том же духе – девушки рассказывают о том, что им совсем не мешают жить по-мужски широкие плечи, полные бедра, отсутствие талии и не слишком стройные ноги. Забавно, но, несмотря на громкие антисексистские заявления, на которых строятся подобные кампании, участниками первых фокус-групп были мужчины. Большинство из них не нашли в героинях Nike ничего отталкивающего – им показалось, что в роликах принимают участие женщины в хорошей спортивной форме, которых полными назвать никак нельзя.

Еще интересней другое – в печатной кампании, выпущенной тем же рекламным агентством Wieden & Kennedy, мы видим тщательно отретушированные попку, бедра и талию.

Целлюлит стыдливо закрашен калифорнийским загаром, полные бедра сняты практически в профиль и умело затенены.

Значит ли это, что девушки, которые увидят реальную красоту в сентябрьских глянцевых журналах, не способны оценить всю глубину чувств к несовершенному телу?

Гораздо более скандальной оказалась рекламная кампания Dove – в прошлом году в агентстве Ogilvy & Mather решили отказаться от использования в рекламе косметических средств девушек модельных пропорций. Для этого нашли шесть женщин разного возраста и разных размеров, согласившихся сняться в нижнем белье и рассказать о всепоглощающей любви к своему телу (каким бы оно ни было). Их назвали «настоящими женщинами», а на плакатах уточнили: «Новый укрепляющий лосьон от Dove. Проверено на реальных формах». Отзывы посыпались моментально. От возмущенных – многие женщины говорили, что пышнотелые дамы на биллбордах отнюдь не стимулируют их дочерей к занятию спортом – до восторженных, авторами которых были женщины, страдающие от лишнего веса, ожирения, болезней желудка или обычных комплексов.

Тем не менее, за год доля компании на рынке аналогичных средств увеличилась на 5 процентов. Продажи укрепляющих лосьонов Dove выросли за полгода в восемь раз, кроме того, волна ажиотажа помогла и в продаже других продуктов бренда – крема и мыла. Происходящее так вдохновило отдел маркетинга компании Unilever, что идею реальности в рекламе было решено довести до маразматического абсолюта.

На официальном сайте Dove была открыта галерея, в которой начали публиковать присланные фотографии «реальных красавиц».

Естественно, эти женщины оказались гораздо реалистичнее, чем рекламная шестерка. Некоторые фотографии просто вызывают содрогание – и не от того, что тела этих женщин несовершенны, а от неумелой и неэстетичной подачи. Но, несмотря на это, цель кампании – организация сплоченного сообщества – уже достигнута. Реальные женщины присылают свои фотографии, делают комплименты своим соседкам по странице и воспитывают чувство собственного достоинства. Для этой цели Dove открыл специальный фонд – Self-Esteem Fund, в котором дамам, пострадавшим от обилия моделей в рекламном бизнесе, оказывают моральную поддержку.

Спекуляция на собственном достоинстве, впрочем, тоже не нова. В 1998 году Анита Роддик попыталась запустить революционную рекламную кампанию сети Body Shop. На витринах магазинов установили огромную фотографию куклы Руби – антипода куклы Барби. Целлулоидная барышня, обладающая роскошными формами, возлежала на зеленом диване и демонстрировала пикантную кукольную наготу. К сожалению, глас свободы был задушен крайне быстро.

В США компания Mattel пригрозила Body Shop судом, утверждая, что Руби своим кукольным уродством наносит вред репутации Барби.

Кислород перекрыли и в Британии, после того, как посетители торговых центров начали жаловаться на то, что Руби в витринах пугает детей. Последней каплей стал запрет на кампанию в Гонконге – в государственном департаменте решили, что изображение гротескной Руби в поездах и автобусах не способствует притоку пассажиров. Анита Роддик в ответ на это настрочила официальное письмо к общественности, в котором призвала бороться с сексизмом в рекламе. Гнев основательницы Body Shop женщины проигнорировали – судя по всему, Руби была для аудитории скорее забавой, а не символом освобождения от гнета стандартов.

Американские аналитики проследили изменения в предпочтениях населения с начала девяностых. По их теории подобные рекламные ходы – это не каприз рекламодателей, а вынужденная мера.

76 миллионов американцев, родившихся во время бэйби-бума 1946-1964 начали стареть.

С одной стороны, они все еще составляют огромную часть целевой аудитории и их реакцию на рекламные кампании со счетов списывать еще нельзя. А с другой стороны их уже нельзя обмануть красивой картинкой в журнале и на экране. Именно поэтому в рекламе начали использовать женские типажи, максимально приближенные к действительности.

Другая теория гораздо проще: реальные женщины – это обычная дань моде. С развитием индустрии, предлагающей многочисленные реалити-шоу, телевизионными героями становятся не загримированные звезды, а обычные люди. Безымянные мальчики и девочки правят рекламным миром, и пока только лишь марки класса люкс могут себе позволить приглашать для рекламных кампаний звезд без потери аудитории. По одной простой причине: их клиенты в каком-то смысле являются нонконформистами, далекими от массовости. Если эта теория верна – значит, настоящих мужчин и женщин в рекламе станет больше.

http://www.gazeta.ru/l